ЦИФРОВАЯ МЕДИЦИНА И ПОРОЖДАЕМЫЕ ЕЙ ПРОБЛЕМЫ

Проблемы, с которыми сталкивается медицина в США

Недавно, во время вечернего вызова в больницу, коллеги попросили меня провести консультацию пожилой женщине, у которой отказала почка. Изначально ее привезли в больницу, так как она чувствовала сильную слабость и одышку, врачи заподозрили, что у нее возникли проблемы с сердцем. Поэтому она лежала в кардиологическом отделении, ожидая обследований.

Во время подготовки к процедуре визуализации работы сердца выяснилось, что у женщины отказала одна из почек. Уретра, по которой моча стекала в почку оказалась непроходимой и для устранения этой проблемы требовалась небольшая операция.

Для того, чтобы провести полноценное обследование сердца, с введением в сосуды контрастного красителя, требовалась работа обеих почек. Но выдержит ли сердце пациентки эту операцию? Передо мною встала дилемма.

Я направился в палату к женщине и застал ее сидящей на кровати, сложив руки на коленях. Она слабо мне улыбнулась и при первичном осмотре женщина мне показалась достаточно крепкой. Не было похоже, что ей могло стать хуже из-за проведения простой операции. Но риски все-таки были и мне приходилось взвешивать множество за и против. Я готов был взять на себя ответственность, так как был уверен, что операция женщине необходима, иначе она не сможет выздороветь и вернуться к полноценной жизни.

Я позвонил анестезиологу, отвечавшему за график работы операционной и спросил не может ли он освободить окошко на утро для моей пациентки. Анестезиолог не имел ничего против, но только в том случае, если кардиологическое отделение даст свое добро и разрешит сделать операцию в то время, на которое было назначено обследование сердца.

Теперь на очереди был дежурный врач-кардиолог, который отвечал за состояние женщины.

«Я не уверен, что смогу разрешить сделать это. Дело в том, что я недостаточно хорошо знаком с пациенткой, не знаю всей истории ее болезни. Лучше будет, если я перенаправлю вопрос её постоянному врачу», - сказал мужчина.

Через некоторое время он позвонил с хорошими новостями: постоянный кардиолог дал доброе на проведение операции. За короткий срок я успел сделать еще несколько звонков и был уверен, что скоро моей пациентке будет оказана квалифицированная медицинская помощь.

Но, оказалось, что я сильно ошибался. Мне перезвонил анестезиолог и сказал, что у него не получилось записать женщину на операцию, так как электронная система не дает ему это сделать. У женщины на это время было назначено обследование сердца и вместо него переназначать операцию на почку он не смог.

Тогда я позвонил кардиологам и попросил их перенести время проверки сердца, чтобы в освободившееся окошко поместить операцию. Кардиолог сказал, что врачи не имеют доступа к административной панели и физически не могут менять время процедур. А специалист, который обладает необходимыми правами не работает ночью, он приходит только утром.

Это был тупик. Я почувствовал себя опустошенным и бессильным. Несколько часов своего рабочего времени я потратил на решение административных вопросов и по сути не смог приблизиться к решению ни одной из двух проблем. И препоны мне ставили не специалисты и не система здравоохранения, а просто компьютерная программа, которой было наплевать на все мои доводы и убеждения.

Проблемы в работе из-за современных технологий. Больше всего меня удручает то, что подобных историй, о которых я рассказал выше, по всей стране происходит не один десяток за год. В любой сфере медицины мы можем столкнуться с подобной реакцией компьютера и оказаться бессильными. По факту мы не можем лечить нуждающегося человека без одобрения бездушной машины. Получается, что мы постепенно отрываемся от того идеала в медицине, к которому стремились всю жизнь и от клятв, принесенных в момент окончания медицинского заведения.

Врачи выбирают свою профессию потому что они хотят помогать людям и ставят эту задачу превыше всего в своей жизни. Они учатся по 10 лет, чтобы суметь ставить правильные диагнозы и бороться с болезнями. И вся их работа нацелена на служение человеку и стремлению сделать жизнь людей лучше и счастливее.

На практике получается, что врачу вместо выполнения своих непосредственных обязанностей приходится бесконечно копаться в документах, заполнять электронные формы, становиться посредником между поставщиками и обслуживать нужды компьютеров, а не своих пациентов.

В 2009 году были внесены поправки в Закон об информационных технологиях здравоохранения, что еще более ужесточило правила для врачей. Трудно даже сказать, как много времени теперь у специалистов уходит на заполнение электронной карты пациента по всем прописанным в законе правилам.

Да, число пациентов в клиниках растет с каждым годом, больные охотнее обращаются за помощью к врачам и не боятся клиник. В плане пропаганды здорового образа жизни и популяризирования услуг, медицина преуспела во всех областях. Ну а как обстоят дела у медицинского персонала?

Многие специалисты отмечают у себя синдром профессионального выгорания. И происходит это как с опытными врачами, так и с молодыми докторами, которые практикуют всего несколько лет. Синдром этот означает, что специалист не находит в себе сил на работу и все чаще задумывается о смене места работы, или может даже профессиональной области.

В прошлом году было обнародовано исследование, явно показавшее как в период с 2011 по 2014 годы врачи углубились в заполнение отчетов и форм и стали в разы меньше времени уделять больным. В этот же период и отмечается резкий скачок употребления термина «профессиональное выгорание».

История на примере повара

Представьте себе, что вы молодой повар, который пришел в ресторан, чтобы постигнуть азы специальности и набраться опыта. Ресторан пользуется большой популярностью, в нем никогда не бывает пустых столиков и процесс готовки пищи напоминает бесконечный конвейер.

Старые повара уходят на пенсию, а молодые специалисты не успевают поднабраться нужного опыта и мастерства. Но клиентов ведь меньше не становится, а работать нужно вдвое и втрое быстрее, причем выдавать блестящий результат каждый раз, иначе не избежать возмущений клиентов и нагоняя от руководства.

Помимо этого, постоянно вносятся коррективы в работу: этот заказ сделал высокопоставленный гость и его следует обслужить быстрее, у этих гостей проблемы с оплатой, другие недовольны качеством еды и ее подачей, третьи пришли с карточкой, а терминал сломался.

Поварам приходится из кожи вон лезть, чтобы оправдать ожидания клиентов и успевать все в срок. В этот момент приходит владелец ресторана и сообщает, что будет платить только тем поварам, которые ежедневно будут вносить в электронную программу все рецепты блюд и ингредиенты. Требования, на первый взгляд, кажутся разумными, но на практике все это превращается в тихий ужас.

Профессиональный повар даже во сне сможет приготовить идеальное яйцо Бенедикт, но как долго он будет вносить все составляющие в программу. Он вообще в курсе как пишется правильно слово «Бенедикт»? И вот вместо готовки и подачи блюда, повар заполняет бесконечные формы и пытается угодить всем вокруг, забывая только о своих нуждах и желаниях. В это время хозяева ресторана начинают возмущаться падением уровня работы и давить еще сильнее, чтобы повар постарался и нагнал заказы.

Вы ведь не удивитесь, когда попавший в такие условия повар решит уйти из ресторана? Думаю, нет. Даже если финансовая сторона вопроса не позволит ему оставить место, но он будет чувствовать себя постоянно сломленным и подавленным, что скажется на результатах его работы.


Врачи и выгорание

У врачей момент профессионального выгорания происходит гораздо быстрее, чем у представителей других профессий. Они по роду своей деятельности должны постоянно встречаться с человеческой болью, отчаянием и вкупе с тяжелыми условиями труда, все это приводит к нежеланию работать.

А врачи, которые не хотят или не могут работать могут допускать ошибки и ухудшать состояние своих пациентов или вовсе перенаправлять их к своим коллегам, прибавляя работы еще и им.

Клиника Майо опубликовала опрос, проведенный среди 7000 врачей. В ходе него каждый 50 специалист признался, что планирует оставить свою практику в ближайшие несколько лет, а каждый 5 хотел сократить часы своей работы. Если среди них были специалисты, которые говорили о выгорании, то с большей долей уверенности мы можем сказать, что медицина потеряет квалифицированных работников.

Что делает и без того неприглядную ситуацию кризисной? А то, что каждый год старые специалисты уходят на покой, а количество пожилых людей, нуждающихся во врачебной помощи к 2040 году удвоится.

Данные ассоциации американских медицинских колледжей говорят нам о том, что заявок на обучение за год стало меньше на 14 тысяч. В пределах страны, это не большие показатели, а в пределах штата или небольшого города?

Отдаленные сельские общины уже сейчас страдают от нехватки медицинской помощи, специалистов крайне мало, и они физически не могут бывать в десятках мест одновременно, чтобы обхватить всех нуждающихся.

А что будет через 10 или даже 20 лет? По прогнозам к этому времени количество врачей докторов сократится больше чем на 100 тысяч. Тогда начнутся разговоры об остром кризисе в сфере здравоохранения. Решать эту проблему стоит уже сегодня, если мы не хотим остаться без специалистов.

Некоторые медицинские заведения пытаются самостоятельно бороться с нехваткой кадров. Они сокращают срок обучения и тем самым считают, что решают проблему. Но на рынок труда попадают молодые специалисты с пробелами в знаниях, которым нужна длительная практика, чтобы стать профессиональным специалистом в своей области.

Второй путь представляется более адекватным: инициаторы рекомендуют улучшить условия работы врачей и более высоко оплачивать их труд. Если опять проводить аналогию с поварами, то в ресторане выше будет цениться человек, который готовит первоклассные блюда, чем его коллега, готовящий посредственно, но быстро и четко работающий с электронной программой. В любой области важен специалист выдающий результат, а не человек, способный сообщить об этих результатах.

Почему бы для работы с программой, первичному опросу пациентов и внесению данных не привлечь остальной медицинский персонал. То есть медсестер, ассистентов, которые смогут не отвлекаться на осмотр, постановку диагноза, назначение лечения, а просто будут вносить всю информацию, выдаваемую врачом, тем самым освобождая его от этой рутины.

Сами пациенты отмечают, что им нравится общаться с медицинским персоналом, так как они более внимательно относятся к ним и не загружены большим объемом работы. Медсестры и ассистенты могут вести беседы, утешать пациентов, выслушивать их пожелания, а врачи приходить лишь для того, чтобы четко и ясно определить проблему и предложить пути ее решения.

Такое разделение труда пойдет на благо всем: пациенты будут довольны вниманием, низший медперсонал получить возможность перенимать опыт у врачей, а сами доктора смогут вздохнуть спокойно и не сгибаться под тяжестью обязанностей.

К счастью, по прогнозам в ближайшие десять лет в США ожидается, что занятость медицинского персонала возрастет на 30%, куда по всей видимости и будет входить помощь практикующим врачам. Но число роста числа рабочих мест прогнозируется всего на 7 процентов.

Бездумный и массовый набор специалистов не приведет ни к чему, кроме бесконечного раздувания аппарата здравоохранения. Все-таки функционерам следует понять, что лучше работать с тем персоналом, который уже есть и обучать врачей делегировать свои полномочия, а не в одиночку тащить на себе все тяготы работы.

Специалистам придется учиться нести ответственность за свою работу и формировать правильный уход за пациентом.Только в случае слаженной работы врачей и вспомогательного персонала можно будет говорить об успехе данного предприятия и преодолению кризиса здравоохранения.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Задать вопрос

Оставьте свое сообщение и контакты для связи.
Мы с вами обязательно свяжемся.