ЗАКОН О ТЕЛЕМЕДИЦИНЕ – ДРАЙВЕР РОССИЙСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ (ВИДЕО)

Новые возможности телемедицины

Значительная часть дискуссий и обсуждений, происходящих в среде российского медицинского сообщества, касается рассмотренных и утвержденных документов о внедрении инновационной отрасли – телемедицины.

Этой теме был посвящен очередной разговор в программе «Медицинский менеджмент». Эфир программы состоялся на федеральном канале MediaDoctor 25 июля 2017 года. В гостях у ведущего программы Муслима Муслимова был Шадеркин Игорь Аркадьевич.

Врач-уролог возглавляет отделение регионального развития в НИИ урологии. Игорь Аркадьевич уже 15 лет занимается развитием интернет-технологий в своем направлении медицины. Сотрудниками его института (в штате НИИ 4000 квалифицированных врачей-урологов) ежегодно проводится около 200 тысяч телеконсультаций. И 15% пациентов, поступающих в институт на стационарное лечение, предварительно получили консультацию с врачами НИИ по Интернету.

Тренды развития

Гость студии отметил, что в само понятие «телемедицина» он вкладывает широкий смысл. Для него это и возможность дистанционного медицинского образованиям, и организация конкретных лечебных процессов, и проведение клинических исследований, клинической работы. Принятый закон о телемедицине «ограничился клиническим аспектом»: организацией и проведением коллективных мероприятий (телеконференций, консилиумов).

Отвечая на вопрос ведущего об основных трендах, главных направлениях развития инновационной отрасли, И. Шадеркин ответил с позиции практика. По его мнению, телемедицина «базируется на 4 П»:

  • предсказательная (прогнозная) медицина;
  • профилактическая медицина;
  • партисипативная (с непосредственным и активным участием самого пациента) медицина;
  • пациентоориентированная медицина.

В этих направлениях и будет развиваться телемедицина в следующие 10-20 лет. Одновременно они будут драйверами всего инновационного процесса.

Новые возможности

По мнению врача-уролога, телемедицина – «это верхушка айсберга» в лечении пациента. Врачи-телеконсультанты могут дать полную информацию о болезни или сориентировать пациента в выборе нужного врача, наиболее подходящего метода лечения, научить пользоваться телемедицинскими гаджетами и мобильными приложениями, чтобы организовать самомониторинг своего состояния.Телемедицина

Ведущий программы акцентировал внимание гостя на отсутствии в принятом законе положения о возможности проведения диагностики на удаленных сеансах. Он поинтересовался, в какой степени это ограничение может повлиять на распространение телемедицинских технологий среди населения. Игорь Шадеркин ответил, что «о запрете диагностики четко не написано», и ее проведение возможно при вторичных обращениях пациента, предварительно обследованного лечащим врачом.

Кроме этого, в принятом документе появились совершенно новые возможности, которыми смогут воспользоваться пациенты:

  1. Оформление рецептов на приобретение в аптеке всех видов лекарственных препаратов.
  2. Организация ЕГИСЗ (Единая государственная информационная система для здравоохранения), что означает доступ любого пользователя телемедицинской сети ко всем структурам здравоохранения.
  3. Возможность проведения/организации дистанционного лечебного процесса (собственно телемедицина).

Профилактическая работа, мониторинг текущего состояния пациентов, возможность оценки качества проведенного аппаратного и лабораторного обследований – все эти стороны лечебного процесса тоже можно отнести к диагностическим мероприятиям. Запрет на диагностику – чисто формальный, созданный поверхностным прочтением закона журналистами или компаниями-провайдерами.

Будущее отрасли

Разговор в студии зашел и о финансовой стороне телемедицины. В США основную финансовую нагрузку несут страховые компании, они же были драйверами всех инновационных процессов в здравоохранении. Российская страховая отрасль почти не отличается от аналогичных бюджетных организаций, она не готова к финансированию рисковых проектов.

Поэтому прорывов следует ждать от более гибкого и заинтересованного в результатах частного сектора здравоохранения. А в государственном секторе нужно еще принять и внедрить подзаконные акты, которые обеспечат работу телемедицинских служб. Сейчас очная консультация, например, врача-уролога в регионах страны стоит 100-300 рублей, в Москве стоимость такой беседы может доходить до 1000 рублей. Подобные цены могут сохраниться и для телеконсультаций, а при повторных обращениях пациентов в онлайн-сервисы будут снижаться.

Муслим Муслимов рассказал, что удаленная консультация с высококвалифицированным и дипломированным врачом из Израиля стоит 800 долларов. А есть ли у российских врачей возможность выхода на международный рынок? Игорь Шадеркин заметил, что главную роль здесь будет играть языковой барьер, ведь 95% российских медиков не владеют английским языком.

Не станет ли дистанционное консультирование препятствием между врачом и пациентом? Гость сказал, что, судя по его практическому опыту, нет. После проведения лечебных мероприятий больные чаще стремятся обратиться к лечащему врачу за консультацией, советом, коррекцией курса лечения. Это только укрепляет доверие между врачом и пациентом, повышает уровень взаимного понимания. Ниже можно ознакомиться с видеоверсией дискуссии с врачом-урологом Игорем Шадеркиным.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Задать вопрос

Оставьте свое сообщение и контакты для связи.
Мы с вами обязательно свяжемся.