ТЕЛЕМЕДИЦИНА: ВЗГЛЯД РУКОВОДИТЕЛЯ МЕДИЦИНСКОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

Телемедицина: Взгляд руководителя медицинского учреждения

Доклад о телемедицине

Взгляд руководителя медицинского учреждения Карпова Олега Эдуардовича, директора НМЦХ им. Н.И.Пирогова Минздрава России, члена-корреспондента РАН, доктора медицинских наук, который не без иронии заметил, что его цель оказывать медицинские услуги с применением IT-технологий, а не наоборот.

Он начал свой доклад с того, что рассказал Пироговском медицинском центре, который представляет собой ведущий многопрофильный стационар на 600 коек. В Центр входят 3 консультативно-диагностических центра. В ГД госпитализируется 35 тысяч пациентов. Более 25 тысяч операций в год проводят хирурги Пироговки. Руководят центром 18 IT-специалистов, которые имеют связи с Общественными организациями и компаниями, занимающимися внедрением IT-технологий.

IT- технологии очень нужны. Шестьдесят процентов, поступающих пациентов, то есть больше половины, приезжают из регионов. Первая встреча с врачом происходит в приемном отделении, где очень часто обнаруживается, что пациент не готов к госпитализации. Поэтому важно заранее отобрать пациентов, готовых к госпитализации, не обременяя их далекими поездками, и не тратя время докторов. А после выписки обеспечить правильный прием препаратов и соблюдение необходимых условий. Что позволит избежать повторных госпитализаций.

Но оказалось, что не все так думают. Был проведен опрос тысячи пациентов, который показал, что не все понимают, что такое телемедицина и как ее можно использовать. Почти 80 процентов не знают ничего о телемедицине и больше половины не считают нужным ее использовать. Пользуются порталом Госуслуги почти 60% опрошенных. Но усиленную цифровую подпись имеют только 4,8 % опрошенных. И позиция врачей не намного отличается от этих данных. Программы, которые распространяются среди медиков не востребованы, хотя многие используют электронную почту, мессенджеры для переписки со знакомыми пациентами, получения результатов анализов или выписки рекомендаций. Внутри медицинской общественности широко распространены видеоконференции по скайпу, консилиумы. Все очень ждали выхода нового закона, но когда он вышел оказалось, что вся работа по скайпу, посредством электронной почты оказалась вне закона.

Необходимо помнить, что телемедицина, это та же медицина, те же услуги, но оказываемые дистанционно. К организации удаленных услуг мы подошли основательно. Для начала протестировали несколько систем и выбрали самую надежную. Часть систем оказались слишком дороги, они не окупятся. Другая часть оказалась сложна в обслуживании, требовалось время на наладку, что срывало сроки оказания медицинских услуг и графики работы. Мы выделили специальное помещение для проведения сеансов, так как может потребоваться конфиденциальность. Шум телефонов и разговоров может мешать проведения беседы. Практически выяснили, что эргономичнее иметь два экрана. Если на одном МИС, то на другом документы и прочая иноформация. Потом внесли строку в прейскурант услуг. Важная и проблематичная тема: оплата телемедицины. Еще одна проблема: допуск. В МИС работает большое количество специалистов: и сестры, и ординаторы, и врачи. Все они должны иметь усиленную цифровую подпись. Но она для формата пдф стоит дороже, чем для ворда. Пока обеспечили первичные столы, закупили и установили.

Вся информация о сеансах записывается и архивируется. Хранится она должна на внутренних серверах, а не на облачных сервисах. В личных кабинетах персональные данные не хранятся.

При тестировании оказалось, что персональные данные интересуют представителей соседних азиатских государств. Так что атаки выводили из работы сервера, и работа в телеконференции становилась невозможной.

В итоге реализовали другой принцип работы и заодно решили вопрос доступа пациентов к своим документам. Все данные хранятся в МИСе и по запросу передаются через анонимайзер в Личный кабинет. Вопрос выдачи документов не является бесконтрольным. Врач фильтрует и подгружает нужные документы.

Этот формат работы позволяет нам проводить консилиумы «врач-врач» или проводить предварительный отбор пациентов. Но остаются вопросы идентификации. В реальной жизни все понятно: зашел в белом халате – значит медик, без халата – пациент. А как это отслеживать удаленно? Значит должен быть механизм, позволяющий определять, имеет ли право конкретный человек заниматься медицинской практикой.

Дальше слушайте Олега Эдуардовича на видео:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Задать вопрос

Оставьте свое сообщение и контакты для связи.
Мы с вами обязательно свяжемся.