ТЕЛЕМЕДИЦИНА 2018: ОЖИДАНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ

Телемедицина 2018: ожидания и реальность

Александра Орехович, заместитель директора ФРИИ по правовым вопросам поделилась своими мыслями по поводу телемедицины и ожиданий, связанных с нею.

Под телемедициной многие понимают разное. Но наше законодательство понимает что-то конкретное: это взаимоотношение врача с врачом по поводу состояния пациента и консультаций, а также взаимоотношение врача с пациентом. Мы поговорим с вами о взаимоотношении врача с пациентом в частном секторе. Это наиболее интересный раздел, где постоянно происходит что-то новое.

В государственном секторе по части телемедицины нет никаких больших рывков, хотя Минздрав обещал, что 2018 год будет годом шлифовки, а в 2019 году уже все клиники смогут оказывать телемедицинские услуги пациентам по ОМС.

 

Если еще некоторое время назад рынок телемедицины переживал бум, было очень много компаний, которые готовы были вкладывать большие деньги в создание и продвижение платформ, то сейчас мы перешли в стадию постапокалипсиса.

 

Многие компании ушли с рынка, многие пытаются удержаться на плаву и сохранить свои сервисы. Новые игроки очень осторожно прощупывают почву и не спешат сломя голову занимать эту нишу.

Почему так происходит? Потому что законодательство наложило ряд существенных запретов на компании и это затруднило их работу. Запретов так много, что легче перечислить, что могут делать виртуальные клиники, чем то, что они не имеют права делать по закону.

«Врач, консультирующий удаленно может спросить у пациента про его самочувствие, уточнить детали проведенного ранее лечения и назначить лабораторные исследования. Далее, скорее всего, он скажет пациенту, что ему необходимо прийти на очный прием. Так как ставить диагнозы, назначать лечение посредством виртуальных консультаций запрещено», - рассказывает Александра.

Как же работают сервисы, которые все-таки занимаются оказанием первичной медицинской помощи пациентам? Врач выслушивает жалобы пациентов и дает пространную оценку возможных причин плохого самочувствия человека. Затем он говорит, какие лекарства назначают в таких случаях, никогда не предлагая пользоваться одним наименованием препарата, так как это уже будет считаться назначением. В конце приема врач все так же будет настаивать на личной встрече с пациентом для постановки диагноза и назначения лечения.

Уже на сегодняшний день более чем 75% визитов к специалисту могут осуществляться дистанционно и не требовать личного приема у врача.

«Законодатель не только ограничил действия врачей и телемедицинских сервисов, но он также лимитировал оказание услуг предложив свой список условий. Для работы в виртуальной клинике врач должен состоять в федеральном регистре медицинских работников, иметь электронную подпись, а пациент должен быть зарегистрирован в единой системе идентификации и аутентификации. Зарегистрироваться в системе не составляет никакого труда, но те сервисы, которые могут оказывать помощь пациентам жестко ограничены ЕГИСЗ, и иными информационными системами», - говорит Орехович.

Законодательство установило за пациентами право воспользоваться анонимной консультацией у медицинского работника, но получение консультации невозможно без прохождения регистрации в ЕСИА. О какой анонимности тогда может идти речь?

Национальная телемедицинская ассоциация задала вопрос Минздраву о получение анонимных консультаций и получила от ведомства весьма неожиданный ответ «Анонимность не исключает необходимость регистрации. Для того, чтобы эта функция начала работать необходим совместный приказ Минздрава и Минсвязи, который находится только на стадии разработки». Из этого ответа следует, что пока ждать анонимности не приходится.

Еще одним важным пунктом оказания телемедицинской помощи являлось оказание услуг пациенту в зависимости от его местонахождения. Отсюда был сделан вывод, что врач сможет консультировать человека из любого места, без привязки к своему рабочему кабинету.

В Минздрав был отправлен запрос с просьбой уточнить этот пункт, и ведомство прислало ответ, что консультации могут проводиться только в помещениях, соответствующих лицензионным требованиям.

А мобильными устройствами для консультации могут пользоваться только мобильные бригады скорой помощи, а также специалисты, работающие в местах традиционного проживания народов крайнего Севера.В 2018 и 2019 году телемедицине на территории нашей страны придется выживать, и кто останется на плаву покажет только время.


Выступление Александры Орехович:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Задать вопрос

Оставьте свое сообщение и контакты для связи.
Мы с вами обязательно свяжемся.